Культура, искусство, религия

Светлой памяти Александры Андреевны Харахаш.

18 сентября 2016, в 19:23

Черный снег.

 

Пах апрель травой и пепелищем.

Зябла не от стужи ее грудь.

Прятала Людмилку на горище

И одно шептала: “Как-нибудь…

 

Как-нибудь беду перебедую:

Из Германий старшую дождусь;

Не как пуля ногу – отниму я

Всем терпеньем мужа я дождусь!

 

Всем терпеньем, не какой-то частью-

Надо же еще сынков поднять…

И мое ведь где-то ходит счастье?

Я дождусь. Я обязательно дождусь!”

 

Увели девчушку на рассвете,

Увезли в вагоне, как товар.

Кто-то – люди всякие на свете –

Каиновский получил навар.

 

Дозревало разное “подспорье”,

По холмам седели ковыли,

И в чужом селе, в чужом подворье –

Мужика стучали костыли.

 

“Ничего, - увядшими губами, -

ничего, - шептала, - как-нибудь. –

Есть еще, - пусть старенькая, мама…

Близко так – пяток шагов шагнуть…”.

 

Мама. Вроде б крепкая старушка.

Лишь вчера сумерничали с ней?!

Как всегда, бела ее подушка,

А лицо на ней – свечи желтей…

 

Опустел (в одном дворе!) домишко.

“Ничего, - шептала, - ничего.

Есть еще (со мной!) мои сынишки.

Есть еще растить и… ждать кого”.

 

Но беда недаром когти точит.

Той особы в мире нету злей!

Не отпустит жертву – лишь отсрочит

Свой захват, чтоб был еще больней.

 

Десять лет Ваську, а вот Витюшкин

Лишь четвертый покатил годок.

У войны ль, беды ль – свои игрушки,

И… “лимонку” в дом принес Васек.

 

Он не первый раз принес “лимонку”.

Хлам военный вырос, как кусты.

Поглядела мать в его сторонку…

Знала, что игрушки те – пусты.

 

Ой, не все они без жала, Саша!

Вот он, твой – страшнее страха! – миг,

Вот она, с навечным ядом чаша, -

У сухих и бледных губ твоих!..

 

Женщина с характером нерабским

“Ничего”, - шептала царству зол,

Мыла и скребла в дому к Октябрьским,

Чтобы праздник в чистый дом вошел.

 

Божья ли рука его толкала –

В зал малыш рванулся со всех ног…

“Разве в детской вам игрушек мало?

Видишь, мокрый пол еще, сынок!”

 

И… своею собственной рукою…

Подтолкнуть успела малыша

В круг, откуда взвилось пламя злое..,

Где ее обуглилась душа!..

 

Женщина… с безумными глазами

“Ни-че-го”, - шептала в черный снег..,

Будто бы баюкала словами

Ад, какому не уснуть вовек…

 

Женщине с безумными глазами

“Ничего, - шептали. – Ничего. –

Будто бы вокруг сбивали пламя. –

Есть еще ведь ждать тебе кого…”

 

Стыла одинокая могила…

Плыл перед глазами черный снег..,

Место, где детей похоронила,

Потеряла женщина навек.

 

Но… не захотели Бог и люди

В мир безумства бедную отдать.

В дом вернулась… Кто ее осудит?

Стала жить… и близких своих ждать.

 

Первым… муж с войны вернулся:

Лишь валет… А был козырный туз!

В двор шагнул – и сгорбился, согнулся,

Будто принял свой отравный груз.

 

Женщина с потухшими глазами

Утешала мужа: “Ни-че-го…

Как-нибудь… Ведь мы с тобой… не сами…

Есть еще… с тобой… нам ждать… кого…”

 

Дождались…  и дочерей и внуков.

Спрятали беду под холмик дней.

Бабушка! Я помню твои руки…

Их на свете не было добрей!

 

Всей душою ты людей любила.

Ноши их старалась облегчать.

Как сынков кусками выносила –

Дочкам не решилась рассказать…

 

В год последний свой – меня водила

Ты в свой ад, где жгло меня огнем.

Бабушка! Какую зрела силу

В слабом, хрупком теле ты моем?

 

Женщина с поблекшими глазами…

Смертный шепот – лезвию под стать…

Бабушка, пусть только лишь с годами –

Все ж тебя сумела я понять.

 

Бедная израненная птица,

Ты с такой виною прожила,

Что была не в силах согласиться,

Чтобы боль с тобою умерла.

 

Женщина с печальными глазами –

Ворошу я память – черный снег…

И пытаюсь бинтовать словами

 

Боль, что мне завещана навек…


TEXT.RU - 100.00%

Автор: Анастасия Папуш
Ваше имя
Эл. Почта
Начать
Авторские права
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт SITESINGLES.RU, открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!

WEB-SHOP.ONLINE